Выгодно, потому что прекрасно

Михаил Филиппов: «Красота становится не только культурным, но и очень серьезным экономическим понятием»

Архитекторы имеют все основания считать прошедший год удачным. Увенчалась успехом их многолетняя борьба за повышение статуса профессии, а благоустройство городов, создание красивой и удобной среды поставлено теперь во главу угла. В жилищном строительстве акценты тоже сместились — важным снова становится не сколько, а как. Об архитектуре и ее роли в жизни современного горожанина корреспондент «СГ» побеседовал с известным российским архитектором Михаилом ФИЛИППОВЫМ.

420 img_4.jpg

«СГ»: Михаил Анатольевич, как вам сегодняшняя градостроительная и архитектурная политика?

Михаил Филиппов: Если посмотреть на ситуацию в Москве, то произошел огромный рывок вперед. В городе воплощен проект, который является лучшим за последние сто лет, — это облицовка гранитом центральных улиц и создание пешеходных прогулочных зон с очень неплохим дизайном. Происходит это не только в Москве, но и в других городах. Я прожил большую часть своей жизни в Санкт-Петербурге и как житель и архитектор счастлив, что моя родная улица Пестеля обрела гранитную мостовую. Это имеет огромное, серьезнейшее значение! Замечательно, что городская, государственная политика обратилась к человеку, что город начал жить как город, а не как место, где можно проехать от квартиры до места работы или до магазина, что у нас появились улицы, а не проезды. Это поднимает статус архитектуры! Хочу сказать, что в этом решении есть какая-то царственность и преемственность. Ведь Екатерина II не пожалела огромных сил для того, чтобы одеть в гранит Неву. Это было очень мощно! Многие города и столицы Европы до сих пор этого не имеют.

«СГ»: Вы считаете, что опыт столиц можно будет перенести в другие города?

М.Ф.: Да, я думаю, что это произойдет практически везде и очень скоро. Этому способствуют технологии — то же мощение гранитом стало доступно и недорого из-за новой технологии его резки. Сегодня опыт уже тиражируется: пешеходная мощеная улица есть в Казани, в Нижнем Новгороде и во многих других городах. Думаю, большинство городов пойдет по этому пути.

«СГ»: В последнее время появляется все больше «классических» проектов. Чем вызван интерес девелоперов к этому стилю?

М.Ф.: Дело не в стиле. Традиционная архитектура — это сочетание различных стилей прошлого, кроме модернизма. Архитектура исторических центров городов, которые являются памятниками градостроительства, — это единственная константа современного общества. Но единственный критерий, определяющий памятник градостроительства, — это его красота, другого нет. Поэтому красота становится не только культурным, но и очень серьезным экономическим понятием.

«СГ»: Но есть немало и современных зданий, и города, которые востребованы. А «классикой» там и не пахнет…

М.Ф.: Есть, но они не вечны. Главный принцип модернизма, который заложен при создании современных зданий и городов, — делать устойчивыми неустойчивые формы. Здания модернизма принадлежат к движимости, а не к недвижимости. В них заложен дизайн вещей, которые можно двигать. Они не «архитектура», а «дизайн». Предметы дизайна становятся предметами архитектуры. Если бутылку увеличить во много раз, получится небоскреб в Москва-Сити. В результате к ним и относятся, как к «отделке», которую можно изменить в угоду моде. И получается, что все здания, построенные до возникновения модернизма, то есть примерно до 1920 года, объявлены памятниками градостроительства, их никогда не снесут, а если снесут, то восстановят, как восстановили города Европы после Второй мировой войны. Но ни одно здание, даже знаковое, построенное после 1954 года, не восстановят. К примеру, World Trade Center, погибший в результате теракта в 2001 году, никому в голову не пришло восстановить в первоначальном виде, хотя он и символ времени, и памятник архитектуры эпохи. А вот когда в 1902 году упала Кампанила собора Святого Марка в Венеции, ее восстановили в том же виде и на том же месте. Так что классическая архитектура — это выбор человечества, а не мой каприз. А сегодня что происходит? «Экспериментальные» города 60-х годов не состоялись: Рио-де-Жанейро не переехал в Бразилиа, индийский Чандигарх обстроен лачугами. ХХ век не породил ни одного градостроительного памятника, хотя построено в этом веке было во много раз больше, чем за всю предыдущую историю человечества.

«СГ»: Но «классика» — это все же выбор достаточно состоятельной аудитории. Типовое жилье требует недорогих решений.

М.Ф.: «Классика — для богатых» — это клевета на классику, причем глобальная. Это иллюзия, что конструктивизм или «хрущевки» хоть как-то связаны с дешевизной и народностью. Когда пропагандировали «хрущевки», оправдывая их низкой стоимостью, в эти популистские расчеты не входил весь комплекс реальной стоимости этих вещей. Не принимались в расчет энергоэффективность, шумозащита, цена эксплуатации. А стоит это дороже, чем, скажем, сталинская застройка. А происходило это потому, что вся композиционная структура, которая связана с современной архитектурой, порождена космическим мышлением, аллюзиями 60-х годов: «Мы все хотим побывать на Луне, но там бывали мы только во сне». Образ 60-х годов — это временная остановка на Земле перед полетом в космос, которая не имеет большого значения. «Классический» подход в архитектуре — это не дорого, а просто по-другому. Например, мы сделали в классическом стиле жилой комплекс «Маршал» в Москве… Это — социальное жилье для военнослужащих, созданное по государственному заказу и в пределах той стоимости, которая предписана законом. И девелоперы тоже стали понимать, что красиво — значит экономически выгодно, что красота — конкурентное преимущество. Покупателю нужно что-то, что отличало бы его дом от других. И при этом надо помнить, что именно массовое жилье определяет облик города, и поэтому оно просто обязано быть интересным с архитектурной точки зрения.


Справочно:

Михаил Филиппов — российский архитектор. Родился в 1954 году в Ленинграде. В 1979 году окончил Ленинградский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. Член Союза архитекторов и Союза художников России.

Градостроительные проекты: Олимпийская медиадеревня в Красной Поляне, «идеальный» город резиденций Николино (Московская обл.). Отдельные объекты: реконструкция «ГУТА-банка» (Москва); представительский особняк в Большом Афанасьевском переулке (Москва); Государственный музыкальный еврейский театр (Москва); представительский комплекс в пос. Горки Ленинские (Московская обл.); проект реконструкции района Морского вокзала и гавани города Сочи и др.