В гармонии с историей

ГК "КрашМаш"
ГК «КрашМаш» делится инновационными методами работы в центре Москвы

Городской среде свойственно с годами меняться: мы постоянно сталкиваемся с тем, что многие старинные постройки приобретают новую функцию. Однако, меняя свой облик и конструктив, они по-прежнему сохраняют историческую значимость. Какие современные методы и технологии используются при демонтаже в центре столицы? Об инновационных подходах в этой специфической сфере строительства наш разговор с генеральным директором крупнейшей в России демонтажной компании ГК «КрашМаш» Виктором КАЗАКОВЫМ.

Screenshot_1.png

«СГ»: Виктор Александрович, с какого периода ГК «КрашМаш» работает в Москве?

Виктор Казаков: В 2021 году наша компания отмечает 15-летие своей производственной деятельности. Около семи лет — почти половину своей истории — ГК «КрашМаш» работает в столице.

В 2014 году на московский рынок со своим первым объектом вышла компания «ЛСР», с которой мы успешно работали в Петербурге. Первым нашим проектом стал демонтаж Московского завода по обработке цветных металлов, а также подготовка территории под строительство жилого комплекса. Решение о его сносе было принято на заседании специальной Комиссии при правительстве Москвы за 2 года до начала работ. Здание завода не являлось памятником истории и архитектуры, однако на него распространялся охранный статус.

«СГ»: С тех пор «КрашМаш» окончательно «прописался» в столице?

В.К.: Москва — один из самых стремительно развивающихся мегаполисов мира. Современный облик столицы в значительной степени определяет множество интересных и амбиционных проектов жилой, коммерческой и социальной инфраструктуры. Они делают ее более привлекательной для инвестиций, удобной для жизни и работы. Безусловно, центр Москвы — одна из наиболее привлекательных локаций для нового строительства, но работа в центре несет с собой большое количество рисков. Понимая это, крупные девелоперы предпочитают работать с более опытными компаниями, строго соблюдающими технику безопасности. Поэтому проекты в историческом центре являются значимой частью столичного портфолио ГК «КрашМаш».

«СГ»: В чем вы видите основные риски работы в историческом центре?

В.К.: Такие риски можно условно разделить на две основные группы: технические и социальные. Под техническими рисками мы понимаем повреждение сохраняемых частей здания, инженерных коммуникаций или неконтролируемое обрушение — все они влекут за собой как угрозу жизни и здоровью людей, так и временные, финансовые, репутационные риски для заказчика.

Однако с этими рисками мы сталкиваемся и вне исторического центра. Специфику работы в центральных районах в пределах Камер-Коллежского Вала создает плотная застройка: тесно примыкающие к сносимому зданию сооружение или его части могут пострадать от демонтажных работ. Поэтому ГК «КрашМаш» всегда разрабатывает дополнительные меры защиты близлежащих зданий и — в случае необходимости — использует технологии, создающие меньшую динамическую нагрузку. Речь идет о демонтажных роботах или оборудовании для ручного демонтажа.

Что касается социальных рисков… Помните фразу из фильма «Бриллиантовая рука»: «Начинаю действовать без шума и пыли»? В легендарной советской комедии эта фраза относится к не совсем законным действиям, но, как ни странно, именно она характеризует правильный подход к демонтажным работам в центре города. Они должны быть проведены так, чтобы завеса строительной пыли не причинила вреда окружающим и уровень шума не превышал допустимых норм. Мы пошли даже дальше: сейчас вся работа ГК «КрашМаш» в центре Москвы соответствует экологическому стандарту BREEAM. Мы стали первой в России демонтажной компанией, которая работает по данному стандарту. Для нас это повод для профессиональной гордости.

«СГ»: Частичный снос здания обходится девелоперу дешевле, чем полный снос?

В.К.: На этот вопрос нет однозначного ответа: бюджет демонтажного проекта складывается из множества факторов. Во-первых, это тип здания — промышленное оно или нет, находилось ли в нем опасное производство и есть ли источники загрязнения почвы. Во-вторых, это его локация — близость транспортных путей, плотность застройки или прилегание природных объектов: зеленых насаждений, озер, рек. В-третьих, это наличие на территории объектов культурного наследия либо отдельных исторических элементов. И, наконец, в-четвертых, нам важно знать степень изношенности конструкций самого здания.

«СГ»: То есть профессиональная демонтажная организация никогда не определяет стоимость работ «на глазок»?

В.К.: Профессиональная, конечно, нет. Любому расчету предшествуют тщательные геодезические, экологические, инженерные изыскания. Однако на практике сохранение отдельных конструкций при частичном демонтаже предполагает сложные работы по их укреплению, накладывая огромные ограничения на выбор технологии работ и на применение тяжелой техники. В связи с этим, возвращаясь к вашему предыдущему вопросу, цена частичного демонтажа может быть существенно выше, чем полного.

«СГ»: Какие технологии используются для сохранения конструкций и отдельных элементов зданий?

В.К.: В зависимости от ценности здания и целей инвестора существует множество вариантов развития событий. При полном сохранении здания и его подготовке к реставрационным работам специалисты чаще всего производят укрепление грунтов и фундаментов. Ведь главными причинами образования поперечных трещин в стенах зданий с их дальнейшим разрушением являются трещины в фундаменте и подмыв грунтов. Поэтому сегодня практикуют технологии инъекционного укрепления грунтов: искусственное замораживание грунта, силикатизация, смолизация или цементация. Дополнительно — для исключения нежелательных для исторических зданий и слабых грунтов динамических воздействий — производят установку свай методом вдавливания.

Если же сохранить здание полностью невозможно, производятся работы по сохранению фасадной стены, имеющей «целью закрепить исчезающую форму» или «подчеркнуть эстетическую или историческую ценность», чего и требует Венецианская хартия реставраторов, принятая в 1964 году. Методы сохранения фасадных стен существуют разные, однако важно осознавать: это всегда сложное инженерное решение, которое необходимо доверять профессионалам.

«СГ»: И все эти технологии применяются в России?

В.К.: Конечно! Третьяковская галерея, Музей Андрея Рублева, МХАТ — это лишь толика успешных примеров усиления фундаментов и установки свай без проведения земляных работ как таковых. Что касается сохранения фасадных стен, то такие технологии в практической деятельности мы применяем постоянно.

«СГ»: При всей обыденности звучит несколько фантастично. Расскажите, пожалуйста, подробнее о способах сохранения фасадных стен.

В.К.: Недавно, в конце марта, мы завершили сложнейшие работы по сохранению исторического фасада здания при подготовке территории под новое строительство в центре Москвы, во 2-м Неопалимовском переулке. Для предотвращения обрушения фасадной стены с наружной стороны здания и на оконные проемы установили металлическую распорную систему. Помимо этого, фасад затянули сеткой в качестве защитного ограждения от обрушения отдельных элементов. Специалисты производили демонтажные работы с противоположной фасаду стороны и, продвигаясь вглубь здания, постоянно выполняли мониторинг состояния конструкций и ближайших зданий.

До монтажа металлического каркаса в целях сокращения сроков выполнения работ рабочая группа ГК «КрашМаш» разработала методику разборки здания с применением контрфорсов. При применении данной технологии в процессе демонтажа остаются элементы стен, которые, согласно инженерным расчетам, необходимы, чтобы поддерживать целостность фасада и защитить его от динамической нагрузки.

«СГ»: Настоящая ювелирная работа. Какой бы вы еще привели пример использования сложной инженерной технологии в историческом центре?

В.К.: Как я уже подчеркивал, в плотной застройке исторического центра любой демонтажный проект приобретает повышенный уровень сложности. Так, в 2018 году нашу компанию привлекли для демонтажа стены аварийного здания 1916 года постройки по адресу: Пушкарев переулок, дом 12. Наружная стена 6-этажного здания уже начала обрушаться, и сохранить конструкции не представлялось возможным. К аварийному зданию вплотную прилегали жилой дом и действующий коллектор с инженерными коммуникациями. Другие жилые дома и объекты социальной инфраструктуры от демонтируемого объекта отделяли лишь узкие проулки. В результате точных инженерных расчетов наши специалисты за четыре дня снесли аварийное здание, не повредив окружающую застройку.

При работе в районах с исторической застройкой мы часто выполняем ручную отсечку от близлежащих зданий. Так, когда готовили территорию под комплекс элитных особняков «Полянка/44», нам необходимо было снести здания, находившиеся в непосредственной близости от Кремля, чьи фасады выходили на оживленные улицы. В результате специалистами была выполнена ручнаяотсечка двух примыканий сносимого здания к сохраняемым сооружениям. За время работы в Москве ГК «КрашМаш» участвовала в десятках проектов в историческом центре, работая с девелоперскими компаниями и органами государственной власти. Могу с уверенностью сказать: с каждым новым проектом мы продолжаем совершенствовать технологии и процесс организации работ, делая его все более быстрым и безопасным.

«СГ»: Как вы оцениваете перспективы дальнейшего развития столицы?

В.К.: Сегодня понятия «реновация», «редевелопмент», «комплексное развитие территорий» стали привычными и для профессионалов рынка, и для рядовых граждан. Город продолжает развиваться, не уступая по многим показателям ведущим мегаполисам мира. И с каждым годом этот процесс становится все более и более системным. В рамках программы реновации Москвы была проделана огромная работа с точки зрения стандартизации всех процессов, связанных с повторным освоением ранее застроенных территорий. В 2020 году был принят закон «О комплексном развитии территорий» (КРТ). Для меня принятие этого закона — большой шаг к тому, чтобы новые территории осваивались более системно, получая всю необходимую социальную инфраструктуру, а архитектурный ансамбль новых жилых микрорайонов был органичен и выдержан в единой стилистике.

Справочно:

BREEAM (Building Research Establishment Environmental Assessment Method) — первый международный «зеленый» стандарт оценки эффективности зданий, разработанный в 1990 году британской компанией BRE Global

Справочно:

СДКО входит в состав ЕDA с 2019 года. Генеральный директор СДКО Виктор Казаков входит в правление Ассоциации, представляя интересы России. ЕDA основана в 1978 году, является ведущей площадкой для национальных ассоциаций по сносу объектов и объединяет подрядчиков и поставщиков, работающих в этой сфере. EDA принимает активное участие в законотворческой деятельности в области охраны труда и техники безопасности в европейских странах и в правовом регулировании проблем, связанных с вывозом и утилизацией отходов при проведении демонтажных работ.

EDA измерит «пульс» демонтажного рынка

Европейская демонтажная ассоциация (EDA) начинает традиционный опрос, призванный показать объективную картину состояния демонтажного рынка Европы. Анкеты опроса составлены на всех языках, на которых говорят компании — члены EDA. В России опрос проходит при поддержке Союза демонтажных компаний и объединений (СДКО). «В 2020-2021 годах наш сектор рынка, как и все остальные отрасли, переживает сложный период, которому свойственна непредсказуемость как самого рынка демонтажа, так и строительной и промышленной области, от которой демонтаж напрямую зависит, — комментирует представитель СДКО Екатерина Иванова. — В связи с этим проведение подобных масштабных исследований как никогда необходимо и интересно».

Благодаря опросу будет налажена прямая и обратная связь с компаниями и профессионалами отрасли, чтобы лучше понять тенденции рынка и составить возможные прогнозы на будущее. Участие в опросе традиционно принимают как лидеры рынка, так и менее крупные компании. При содействии СДКО опрос будет широко распространен среди демонтажных компаний России.

Опрос пройдет в режиме онлайн и будет полностью анонимным. Допуск к заполнению анкеты открыт до 30 апреля 2021 года. По результатам опроса будет составлен Отчет о текущем состоянии отрасли демонтажных услуг в Европе и России. Ориентировочная дата выхода отчета — июнь 2021 года. Компании, принявшие участие в опросе, получат онлайн-доступ к полному отчету со всеми собранными данными.


Теги: