Памятник архитектуры

Памятник архитектуры Александр Кузьмин, президент РААСН, народный архитектор России

Генплан Москвы 1935 года и сегодня живее всех живых.

Знаменитый Генеральный план реконструкции Москвы 1935 года отмечает 80-летие. Солидный возраст не мешает ему оставаться актуальным градостроительным документом. Заложенные в нем принципы на многие годы определили развитие города и до сих пор влияют на принимаемые решения. Обсуждению Генплана-35 была посвящена научно-практическая конференция, которую на минувшей неделе провели Российская академия архитектуры и строительных наук (РААСН) и Комитет по архитектуре и градостроительству Москвы.

Генплан 1935 года (принят постановлением Совета народных комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) №1435) стал первым комплексным планом развития столицы, в котором Москва представлялась целостным организмом. «Генплан 1935 года можно любить, можно не принимать какие-то его положения, но то, что это выдающийся градостроительный документ ХХ века не только для нашей страны, но и для мирового сообщества — однозначно, — полагает президент РААСН, народный архитектор России Александр Кузьмин. — В нем ставились многие вопросы. В первую очередь, все те, которые касались инженерного обеспечения, наземного транспорта, метрополитена и важных городских инфраструктур». По словам Кузьмина, в Генплане впервые рассматривалась такая проблема, как связь города и области, ограничение численности и роста Москвы. Одновременно с этим, конечно, ставилась задача создать столицу первого в мире социалистического государства. «Этот Генеральный план стал отправной точкой для всей последующей планировочной работы над Москвой: основы были заложены именно тогда», — считает Кузьмин.

Примечательно то, как в Генплане решались вопросы инженерного обеспечения города, считает Александр Кузьмин. По плану, на каждого жителя города должно было приходиться до 900 л воды в сутки, для этого потребовалось построить 128 км каналов, 240 гидротехнических сооружений.

Не менее важной стала стратегия формирования зеленой зоны Москвы. Был создан лесопарковый пояс протяженностью 10 км, а также непрерывные радиальные зеленые массивы от центра до лесопаркового пояса, реконструированы имеющиеся городские парки и созданы новые.

Заместитель директора ГУП «НИиПИгенплана Москвы», заслуженный архитектор России Олег Баевский видит актуальность Генплана 1935 года в том, что этот документ направлен на формирование системы общественных пространств, территорий общественного пользования как пространственного каркаса. «Это именно то, что сегодня должна делать власть», — считает Баевский.

Еще одно достижение Генплана-35 — транспортный каркас города. Именно тогда ставился вопрос об электрификации МКЖД, которая должна завершиться… в будущем 2016 году. Развитие метрополитена тоже опирается на тот Генплан. «То, что мы строим сегодня третий пересадочный контур, происходит интеграция железной дороги посредством ТПУ, — все это развитие идеи первого пересадочного контура «Охотный ряд—Площадь Революции—Театральная», заложенной в том документе», — говорит Олег Баевский.

Нынешний главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов считает, что современные подходы в развитии столицы — прямое продолжение основ, заложенных в то время: «Мы видим много параллелей в идеологических вещах, Генплан 1935 года — документ удивительно детальной проработки, которую мы сегодня себе позволить не можем и даже сознательно уходим от детальности, — полагает Кузнецов. — Мы считаем, что таким образом отвечаем на вызов сегодняшнего дня, когда слишком многое и часто меняется, но все же документ, определяющий стратегию, необходим».

Определенные параллели «старого» генплана и современной работы прослеживаются по многим направлениям. «Большое внимание в Генплане 1935 года было уделено институту улицы, проспектам, парадности города, реке, знаковым объектам архитектуры. Сегодня другой формат работы с городскими пространствами, — говорит Сергей Кузнецов. — Но, тем не менее, мы работаем с улицей, рекой, набережными. Мне кажется, что город хочет чувствовать себя наследником того времени».