Пандемии — двигатель прогресса

kpln.ru
Как меняется парадигма жилищного строительства на фоне глобальных перемен

Каким может быть российское жилье в будущем и как коронавирус уже сейчас меняет современную парадигму жилищного строительства — «Стройгазете» рассказал партнер и главный архитектор бюро «Крупный план» Сергей НИКЕШКИН.

Screenshot_1.png

«СГ»: Сергей, как пандемия влияет на проектирование жилья?

С.Н.: В некотором роде, пандемии — двигатель прогресса, в том числе и в архитектуре и градостроительстве. Коренным образом изменили городскую среду эпидемии чумы и холеры: каменные дома и широкие улицы, новые парки и сады, инженерные системы.

Например, в Париже расширялись улицы, возводились новые площади — чтобы дать простор и воздух вместо тесных переулков. Знаменитая набережная Темзы в Лондоне своим возникновением обязана эпидемии холеры — под ней проложили коллекторную канализационную систему. В Нью-Йорке после эпидемии той же холеры был заложен Центральный парк.

Или возьмем туберкулез. Известно, что его распространение повлияло на эстетику модернизма с его лаконичностью, чистыми линиями и строгими цветами, гладкими поверхностями, широкими балконами и большими окнами. Собственно говоря, отсутствие скученности, свежий воздух и хорошая инсоляция — все это и сегодня остается актуальным в проектировании, в том числе с точки зрения эпидемиологии.

Малоэтажная застройка, соразмерная человеку, не только более комфортна, чем многоэтажные дома с высокой плотностью, но и более безопасна, когда речь идет о вирусах. Балконы, террасы, эксплуатируемая кровля, озелененные патио, благоустроенные бульвары и скверы на территории жилых комплексов — это возможность совершать безопасные прогулки. Грамотный подход к инсоляции позволяет варьировать остекление проекта в зависимости от степени освещенности — с северной стороны больше, с южной — меньше, подобный подход мы применяли для одного из наших проектов. В целом, сегодня мы можем в чем-то переосмыслить градостроительные принципы, с тем чтобы наши города были более устойчивыми, здоровыми и вдохновляющими.

«СГ»: А что конкретно можно изменить?

С.Н.: Если говорить о масштабных вещах, то это в целом комплексный гуманистический подход к градостроительству, который уже развивается сегодня в России. Условно говоря, все сложнее представить жилой проект, который не учитывает исторический, архитектурный, социальный контекст, местоположение. Понятно, что небольшой клубный дом в центре и масштабный комплекс на окраине будут выглядеть по-разному, но этот принцип будет учитываться и в том, и в другом случае.

Архитектура может оказывать качественное влияние на среду, и этим можно и нужно пользоваться. Прилегающие к проекту территории тоже могут нуждаться в развитии, не стоит об этом забывать. Например, мы сейчас работаем над проектом комплексного развития прибрежной территории реки Воронеж. На берегу, где планируется застройка, река разливается водохранилищем, это очень живописное место, которое, к сожалению, сегодня находится в достаточно запущенном состоянии. Наш проект — часть перспективного развития этих территорий, создания новой точки притяжения на карте Воронежа. Помимо масштабной жилой застройки, он предусматривает благоустройство прибрежного участка с максимальным сохранением существующего озеленения, пристанью и пирсами, прогулочными и велосипедными дорожками и так далее. Этот многофункциональный проект, органично сочетающий разные функции: жилую, коммерческую, рекреационную.

«СГ»: Кстати, многофункциональность останется актуальной, на ваш взгляд?

С.Н.: Безусловно. Формат mixed-use очень популярен в мегаполисах мира. В целом и в России даже до пандемии немало жилых проектов имели хотя бы элементы многофункциональности — это, например, коммерческие первые этажи зданий, в которых располагаются магазины, кафе, аптеки, салоны красоты, отделения банков. Например, в Санкт-Петербурге строится масштабный комплекс New Time, где стрит-ретейл на первых этажах домов формирует живое пространство городской улицы. Во многих наших проектах первые этажи используются еще шире — здесь могут быть медицинские, спортивные, развлекательные и образовательные центры, выставочные залы и лектории, гибкие офисы и коворкинги.

«СГ»: То есть офисы у дома сегодня востребованы?

С.Н.: Это новая тенденция, которая, с моей точки зрения, получит более широкое распространение в ближайшее время. Сегмент небольших встроенных офисов в жилых домах, кстати, практически не пострадал от пандемии, спрос на них остается стабильно высоким, как утверждают эксперты рынка. Поэтому очевидно, что дома формата mixed-use с коммерческими площадями будут очень востребованы и в будущем. В целом, возможность автономного существования — очень важная опция современного жилья. Коронавирус может стать катализатором децентрализации городов, которая уже происходит сейчас. Создание и укрепление локальных центров способствует оздоровлению городской ткани.

«СГ»: Могут ли жилые дома стать более защищенными от инфекций?

С.Н.: В идеале наши дома должны быть здоровой средой, укрепляющей иммунитет. Современные инженерные системы, фильтрующие и обеззараживающие воздух и воду, применяются в домах высокого класса. Вероятно, они могут получить и более широкое распространение. В отделке зданий все чаще используются самоочищающиеся материалы и покрытия, например, медь. Что касается планировочных решений, то здесь предпочтение отдается гибкости и разнообразию, возможности разделить разные функциональные зоны на свое усмотрение. Важнейшее значение приобретает наличие в квартире летней зоны — балкона, лоджии или террасы, где можно обустроить комфортное место для отдыха на свежем воздухе.

Отсутствие скученности, свежий воздух и хорошая инсоляция — все это и сегодня остается актуальным в проектировании, в том числе с точки зрения эпидемиологии