Необходимо для развития

Как уплотнение застройки повысит качество жизни в городе

Жаркая дискуссия, в первую очередь, общественная на тему последствий уплотнения жилой застройки Москвы при реновации «хрущевских» кварталов, не утихает с момента объявления планов обновления жилого фонда столицы. Патетический накал этой дискуссии, в частности, вызван непониманием принципов развития современных городов и градостроительных, архитектурных инструментов, которые позволяют мегаполису развиваться гармонично, не создавая социального, транспортного и прочих напряжений.

Иван Колманок, сооснователь архконсорциума I-Renovation, партнер студии AI-Architects, преподаватель МАрхИ:

410 ai-architects_Иван Колманок (2).jpg

Уплотнение – неизбежность развития современного успешного мегаполиса, и основание у него, в том числе экономическое. Во всем мире крупнейшие города растут. Потому что, выбирая, куда поехать на заработки, вы, скорее всего, выберете то место, где больше возможностей для самореализации и налажен привлекательный уровень жизни. Чтобы вместить всех желающих здесь жить и работать, городская ткань должна становиться более плотной, расползание жилой застройки вширь приводит к транспортным и социальным коллапсам - возникновение гетто в многоэтажных кварталах «заМКАДья» яркий тому пример.

Пятиэтажные кварталы «хрущевок» перестали соответствовать сегодняшнему этапу развития города не только из-за физического износа и морального устаревания домов, но и с точки зрения плотности их застройки. Устранить это отставание в развитии отдельных районов города и призвано повышение количества жилых квадратных метров, заложенное в программу реновации. Когда мы примем неизбежность уплотнения, мы сможем говорить о нем как о нормальном предмете, взвешивать плюсы и минусы. Пока в большинстве мы мыслим эмоционально, не принимаем очевидную данность.

А ведь сложное состоит из суммы простого. Что мы любим в городе, а что нет? Разбираем по пунктам. Мы любим, чтобы у нас был зеленый тихий двор, и 15-20 лет назад любой двор был тихим и уютным. Но из-за доступности автокредитования горожане накупили себе машин в таком количестве, что теперь ни в одном дворе практически нет ничего, кроме машин. И этот дискомфорт люди создали себе сами, причем, это произошло еще до уплотнения. Но, хотя жители и ставят свои машины на газон, на самом деле им нравятся зеленые уютные дворы! Значит, проектируя новые кварталы, в том числе в рамках конкурса на проект реновации жилого фонда Москвы, нужно закладывать заданный техническим заданием конкурса коэффициент уплотнения, но машины во дворы не пускать, а пускать только на парковки, преимущественно устроенные в стилобатах домов. Это решение разгрузит придомовые территории от автомобильного движения, сделает безопасным перемещение маломобильных людей и детей, снизит уровень шума во дворах.

Еще мы не хотим ходить пешком через два десятка светофоров. Значит, необходимо проектировать такие пешеходные сети, чтобы светофоров было не два десятка, планируем пешеходные пандусы, эстакады. В проекте реновации четырех кварталов Хорошево-Мневники, в частности, предлагается организовать «Зеленую улицу», пешеходную магистраль, возведенную без пересечения с автомобильным движением и связывающую все части района в единое целое. Маршрут оснащен велосипедными, беговыми дорожками и зонами отдыха с пандусами и качественным освещением, он ведет к благоустроенной набережной. Таким образом, у жителей появляется еще и беспрепятственный доступ к местам для досуга.

Автомобильное движение в кварталах устроено так, чтобы транзитный проезд или объезд пробок был не выгоден или вовсе невозможен. Движение вокруг урбан-блоков предполагается одностороннее для уменьшения ширины дорожного полотна, и создание менее активного движения. Дома в проекте предлагается строить с двумя входами (со стороны двора и со стороны улицы), при этом подъезд транспорта осуществлять только со стороны улиц, со двора должен подъезжать только спецтранспорт.

Если проанализировать тренды последних лет, обнаружится, что благоустройством считался один большой двор, в котором сосредоточено все: и детская площадка, и спортивная, и парковка. Теперь нам это не нравится, потому что застройка уплотняется, жителей и их детей на площадках стало больше, места не хватает, шума много. Что делать? Дробить дворы, изменять расположение спортивных и детских площадок, газонов и мест отдыха, в целом увеличивать их количество.

Встречи, опросы и анкетирование жителей, которые команда I-Renovation проводила для разработки своего проекта для программы реновации, выявили еще один дискомфортный нюанс уплотнения: старожилы районов не хотят смешиваться с приезжими. Те, кто переезжает из старого дома в новый, четко артикулируют, что они хотят сохранить свой социум для комфортной жизни и общения. Решение в этом смысле есть - переселение людей подъездами. «Новичков» при этом можно заселять в специально отстроенные для них дома, чтобы и у приезжих были потенциальные возможности для развития принципов добрососедства и склонности к формированию сообществ.

Нормы инсоляции, которые сегодня обсуждаются в контексте вопросов, связанных с уплотнением, - это тоже компромиссный момент. Эти нормы во всем мире разные, есть климатические районы схожие с нашими, но застроенные гораздо плотнее. В Пекине, столице второй экономике мира по объему производства, солнца нет вообще, потому что город утопает в огромном облаке смога - и эту проблему регулированием плотности застройки и инсоляции не решить.

Хорошо, что солнечный свет попадает в комнату два часа в день, эту норму необходимо продолжать отстаивать, чтобы регулировать застройку и работу девелоперов. Но более актуально поразмыслить над тем, что собой представляет комната, в которую попадает этот свет. У нас солнце должно заглядывать в жилую комнату, то есть в спальню. А есть такое помещение как гостиная, но нормативы его определяют как нежилое, и непонятно, должно ли там быть солнце или нет. В английском языке есть понятие living room – это комната, где люди проводят время, общаются, мамы большую часть дня занимаются с детьми, кто-то даже работает. Когда наши нормы инсоляции принимались, понятия гостиной не было вообще, были просто комнаты. А сейчас на рынке доминируют предложения со свободными планировками, которые позволяют объединить кухню и гостиную в одном пространстве. И это нежилое (по нормативам) пространство становится основным в квартире, где обитают люди, а в спальне обычно только спят.

Не отсутствия солнца нам нужно опасаться, не об этом речь, - а добиваться необходимости наличия естественного света в действительно необходимых человеку помещениях. За счет увеличения размера нежилых помещений в новых квартирах - а кухня-гостиная относится именно к нежилым - общая площадь квартир вырастет. Таким образом при продуманных планировочных решениях уплотнение застройки не означает пропорционального роста количества жителей.

Еще один миф, связанный с уплотнением - неизбежное заполнение некогда уютных пятиэтажных кварталов башнями, стоящими впритык друг к другу, с темными бетонными дворами-колодцами. То, каким образом решается задача строительства дополнительного жилья, зависит от качества проектных решений. Уверен, на месте сносимых пятиэтажек можно создать комфортные современные городские кварталы с малоэтажным ядром застройки и всей необходимой инфраструктурой. Речь идет о разноэтажной застройке, где большая часть жилых домов имеют 7 – 9 этажей, а самые высокие дома, где расположены квартиры на продажу высотой от 17 до 19 этажей. Сами кварталы планируется так, чтобы создать комфортную и гуманную среду: не стали располагать дома однообразно, избежали и формирования замкнутых и структур. При подобной менее регулярной планировке создается большая вариативность придомовых общественных пространств, лучше решается задача инсоляции дворов, открываются видовые перспективы. 

Подытоживая, хочется сказать, что, когда мы примем неизбежность уплотнения городской застройки, мы сможем говорить о нем как о нормальном предмете, взвешивать плюсы и минусы. Пока в большинстве мы мыслим эмоционально, не принимаем очевидную данность. А вот когда примем – начнем договариваться об ответственности.