Альтернатива для «малышей»

Фото: Shutterstock

Частные инвесторы заинтересовались инвестициями в краудфандинг

В России краудфандинг только начал развиваться, но в нем уже задействованы деньги частных инвесторов. Эксперты уверены, что развитие нового инструмента, основанного на частных инвестициях, действительно необходимо российскому рынку. Между тем, статистика российских банков показывает, что за последние два года в связи с валютными колебаниями больше триллиона рублей было снято гражданами с депозитов и эти деньги осели на руках потенциальных «малых» инвесторов. В этих условиях краудфандинг является неплохой альтернативой  для вложений, считают консультанты компании NAI Becar.

Напомним, что краудфандинг или формат коллективных инвестиций возник, как способ объединить тысячи микро-инвесторов, располагающих суммами в одну, две, три тысячи долларов. В одиночку они не могли вложиться ни в один крупный бизнес, а вместе способны собрать миллиарды и принять участие в любых самых дорогих и успешных проектах. За рубежом схема коллективного инвестирования используется достаточно активно и приносит прибыль. В частности стоимость Fundrise, первой в мире краудфандинговой компании, работающей с недвижимостью, была оценена в 2014 г. в $77,5 млн.

Главным инструментом краудфандинга в западных странах являются REIC (Real Estate Invest Rusts) – инвестиционные фонды, работающие под разными формами собственности. В России с недавнего времени существует несколько специализированных краудфандинговых платформ, в том числе Aktivo, основанная создателем сервиса KupiVIP, Оскаром Хартманом, но все они работают по схеме закрытого паевого инвестиционного фонда (ЗПИФ).

Доходность, на которую можно рассчитывать

Три года назад в Москве появилось множество закрытых паевых фондов недвижимости, сформированных на базе жилых объектов. Наиболее успешными были проекты Сбербанка, Промсвязьнедвижимости и УК «Капитал». Все они работали по одной схеме: инвестор покупал пай в фонде, который инвестировал в проекты на начальной стадии строительства. Рост фонда обуславливался разницей между стартовой и итоговой ценой объекта, что при нормальном развитии рынка давало прирост стоимости 30-40%. После получения свидетельства о собственности, фонд продавал квартиры, а доходность начислялась за счет ротации объектов.

Однако в реальности доход пайщиков составляет в таких проектах не более 13-16%, поскольку львиную долю прибыли съедают расходы на содержание и управление. Деятельность ЗПИФов строго регламентирована и подконтрольна государству. За сделкой следят четыре структуры: специализированный депозитарий, где паи хранятся как ценные бумаги, лицензированная управляющая компания, Федеральная служба по финансовым рискам, согласовывающая сделки, и оценщик, который делает переоценку стоимости активов фонда минимум раз в квартал. Все указанные стороны согласуют каждую сделку, проводимую фондом. Значит, если фонд купил 100 квартир на этапе строительства, это, кстати, мало, – всего 100-200 млн рублей, а фонд выживает, при обороте в несколько миллиардов, – на каждую из них необходимо завизировать пакет документов в каждой инстанции. А это автоматически означает разбухание штата обслуживающей организации, а значит, снижение доходов вплоть до тех самых 13%. В частности, анонсируемая доходность инвестора на Aktivo составляет 10-15% годовых плюс рост стоимости объекта от 5 до 7%. Но ведь есть еще и налоги, которые платит физическое лицо.

На что обратить внимание

Существует два основных способа формирования доходности фонда. Первый - это вхождение в проект на стадии стройки и получение дохода от роста стоимости недвижимости. Второй – рентный доход, который формируется за счет платежей арендаторов, работающих на объекте. Он не исключает роста стоимости актива за счет конъюнктуры рынка, но редко бывает таким взрывным как у новых жилых комплексов. Первый способ, как правило, актуален для жилья. Второй – для коммерческих объектов.

При первом способе для высокой доходности фонду нужен высокий оборот. «К примеру, покупая квартиру за 2 млн рублей и продавая ее через два дня за 3 млн, выходит доходность в миллион и космические годовые, - приводит пример вице-президент NAI Becar Дмитрий Сороколетов. - Но при поиске покупателя в течение 5 лет, доходность упадет «ниже пола». Таким образом, принимая решение инвестировать в ЗПИФ, очень важно понимать каким образом происходит оборачиваемость средств внутри фонда и выстроена ли грамотная система дистрибуции. Разумеется, нужно оценивать и рыночную ситуацию, и качество самих строительных проектов – наличие у девелоперов кредитной нагрузки, локацию стройки, иные риски. Но при любом проведенном анализе – это стройка и негарантированный результат».

Кроме того, нужно правильно оценить отдачу от участия в ПИФе. Случалось, что фонды искусственно занижали стоимость приобретенного имущества, а потом постепенно повышали его переоценкой. Например, актив, стоящий 1 млрд рублей, фонд выкупал за 500 млн, через полгода проводил переоценку, показывал реальную стоимость и делал рекламу «стоимость паев растет на 100% в год», формируя по сути финансовую пирамиду вокруг объекта, цена которого фактически никак не поменялась. При этом у инвестора возникало две проблемы. Первая – вырастет ли стоимость его пая и можно ли будет продать его по заявленной фондом цене? Вторая – необходимость оплачивать работу управляющей компании, которая берет плату в виде процента от стоимости чистых активов, то есть в приведенной ситуации, вначале от 500 млн, потом от миллиарда. Доходы УК возрастут, но вырастет ли при этом доход самого инвестора?

Что касается коммерческой недвижимости, то в ней есть своя специфика. И в первую очередь нужно сказать, что расходы на ее управление настолько высоки, что актив сильно теряет инвестиционную привлекательность. По сути, инвестор содержит две УК. Одна – управляет непосредственно фондом, вторая – профессиональная управляющая компания, как правило, работающая на аутсорсе, отвечает за качественное содержание объекта (эксплуатацию и арендные отношения). И это на фоне того, что коммерческая недвижимость не дает 30%-ого роста, как жилье. Хороший коммерческий объект ежегодно растет в цене примерно на 5-6% и приносит прибыль в виде арендного потока.

Необходимо читать декларацию ПИФа, смотреть формулу начисления доходности по паям, состав имущества фонда, арендные и расходные договора, вплоть до того, кого УК нанимает, и какие у нее полномочия. Всю эту историю надо понимать до конца, поскольку между инвестором, его имуществом и арендатором, который обеспечивает ему доход, стоит несколько УК, несколько расходных договоров, и кто контролирует и бюджетирует эти договора – большой вопрос.

«В целом же у краудфандинга в России и конкретно в сегменте коммерческой недвижимости большое будущее, - считает Дмитрий Сороколетов. - В горизонте 10-20 лет рынок коллективных инвестиций может быть сформирован. Но для этого нужны добросовестные игроки, которые смогут доказать надежность формата потенциальным инвесторам, стабильное развитие рынка и возможности контроля проектов со стороны инвестора/УК».